Владимир Бухинник: «В праздности нельзя жить и, тем более, творить»

Актуальные материалы
18:00 02 мая 2014
972
Владимир Владимирович Бухинник – художник-модельер, автор нескольких десятков коллекций моделей одежды, костюмов для художественных и телефильмов, видеоклипов, спектаклей. Доцент кафедры дизайна костюма Санкт-Петербургской академии сервиса и экономики.
Алексей Лушников - телеведущий, создатель и владелец телеканала "Ваше общественное телевидение!".


Студия прямого эфира
телеканала "Ваше общественное телевидение!"
Санкт-Петербург

- А.Л: «Синие Страницы» - в прямом эфире, уважаемые телезрители! И мы продолжаем экскурсию по человеческим судьбам. В студии - Владимир Бухинник, король авангардной моды, модельер, человек искусства, преподаватель. Я даже не знаю, что еще можно сказать...
- В.Б: Театральный художник.

- А.Л: Да, и театральный художник. Можно долго загибать пальцы, но все не перечислишь. Честно говоря, я не ожидал сегодня увидеть Владимира в строгом костюме. С одной стороны, ты - человек-праздник и загадка. С другой – такой костюм. К чему-то готовишься?
- В.Б: На самом деле, просто сегодня у меня такое настроение.
- А.Л: Человек-стиль!
- В.Б: Вообще-то я могу поспорить, что костюм на мне строгий.
- А.Л: (Смеется.)
- В.Б: А синие ботинки?
- А.Л: Они не видны.
- В.Б: Да, к сожалению, не видны. Иногда я люблю погулять в пиджачке, но нечасто. Хотя считаю, что костюмы надо носить - мы так редко это делаем. При том что сам не являюсь их сторонником (смеется).
- А.Л: Володя, в той жизни, которой ты сейчас живешь по праву, с учетом всех твоих заслуг, хотелось бы что-нибудь изменить? Или так не сделать?

- В.Б: Я часто думаю над этим вопросом, но прихожу к выводу, что вряд ли бы хотел что-то изменить. Наверное, если бы моя судьба сложилась иначе, я бы стал другим человеком. Конечно, хотелось бы чего-то достичь быстрее и легче, где-то обойти острые углы и т.п. Но я - человек разумный и понимаю, что без всего этого, в том числе без определенных трудностей ничего бы не вышло. В праздности нельзя жить и, тем более, творить. Например, свою прошлогоднюю коллекцию я посвятил Наташе Пивоваровой, потому что у нее был бы красивый юбилей. А время бежит быстро, мы забываем о прошлом. Когда собрались по случаю Наташиного юбилея, я подумал, что сделаю такое посвящение.
- А.Л: Если бы она была жива…

- В.Б: Я делал посвящение так, будто она жива. Знаешь, что самое интересное? Как-то был со студентами и услышал из репродуктора «Ему не нужна американская жена». И вдруг ребята сказали: «Это же группа «Виагра», песня из фильма «Стиляги». Леша, мне стало страшно. Я ведь знаю, как была написана эта песня (смеется). И прошло не так много лет, а уже не помнят. Потому и посвятил свою коллекцию Наташе. Я это к тому, что с ней связан большой и важный этап в моей жизни: мы работали вместе 15 лет, я посвящал ей и группе «Колибри» костюмы, коллекции. Организаторы Недели моды боялись, что получится мрачно. Но все прошло нормально. Даже приехала Наташина мама из Новгорода. Замечательное посвящение, я остался доволен. А потом в соцсетях получил много писем от молодых людей. Я рад этому. Может, они задумаются и благодаря моей коллекции узнают о Наташином творчестве. Тем более что в интернете есть ее страничка, созданная Ольгой-Волгой.
С годами начинаешь все ценить и «собирать камни». Я их долго «разбрасывал», причем, не задумываясь. Но друзей становится меньше. Правда, растут мои последователи и ученики. Недавно я возил одного молодого дизайнера в Москву, на «Mercedes-Benz Fashion Week». Она выступила очень достойно и замечательно смотрелась. Кстати, это мой первый выпуск десятилетней давности. Юля уже стала самостоятельным дизайнером и делает успехи. Мне радостно за нее и за себя: значит, не зря хожу в школу и ворчу на ребят (смеется). А на Петербургской неделе моды в этом году мои студенты показали коллекцию из семи дипломных работ - очень достойный показ. Я ими горжусь.

- А.Л: Володя, а если бы ты родился где-нибудь и с фамилией Версаче?
- В.Б: (Смеется.)
- А.Л: Ну, или с другой. Вариантов много.
- В.Б: Боюсь, что моя фамилия была бы Дрынкин (смеется).
- А.Л: (Смеется.) Но это могло изменить твою жизнь. Представь: Силиконовая Долина, Лас-Вегас или другой неожиданный поворот судьбы. Пускай Лондон или Париж, совершенно другие края и стили. Там ты был бы таким же или другим?
- В.Б: Не знаю. Это очень сложный вопрос.
- А.Л: Российская закваска влияет на твой политический кругозор и менталитет?
- В.Б: Что касается мирового художественного процесса, конечно, хочется быть к нему причастным. Я люблю, например, посещать всемирно известные музеи, галереи и т.п. Там есть на что посмотреть и чему научиться. Но мой российский менталитет вряд ли позволит мне уехать за границу на постоянное место жительства. Когда-то были такие мысли, но не сложилось. И я не жалею. Сейчас я - другой человек, не смогу принять ту культуру и манеру поведения. Кстати, в Лондоне оказался в 33 года, провел там много времени, работал и даже получил кое-какие предложения от своих друзей, живущих в Англии, типа: «Подумай!» Вот я и задумался (смеется). Но кое-что меня остановило.
Честно говоря, тогда я был не готов принять их условия игры. Например, они договариваются попить чаю в пятницу за неделю. Я так не смогу. А вдруг мне сегодня будет плохо и захочется примчаться к кому-нибудь в 2 часа ночи? Я понял, что в той стране не смогу так сделать и это открытие повергло меня в ужас. Чтобы жить там, надо впитать местную культуру.

Хотя, наверное, в 16 лет все возможно. И, пожалуй, это правильно: приехать в любую часть света, принять новую культуру, познакомиться с традициями. А мне сейчас больше нравится быть туристом. Более того, глядя на судьбы своих европейских и не европейских коллег, могу сказать, что среди них тоже есть счастливые и несчастные люди, состоявшиеся и не состоявшиеся. Яркий пример - Джон Гальяно, мастер из десятки сильнейших дизайнеров мира. А какая у него судьба? Я считаю, трагическая. Одним словом, я такой, какой есть.
- А.Л: Ты помнишь свои первые путешествия по жизни, когда, будучи маленьким мальчиком, сказал: «Я буду делать костюмы!»? Насколько это коррелировалось с той жизнью, которой ты тогда жил, с окружающей средой?
- В.Б: Тогда это было похоже на заявление сумасшедшего. Как желание стать космонавтом. Потому что модельер был один – Вячеслав Михайлович Зайцев (смеется), все остальные - Дома моделей одежды: Ленинградский, Московский и т.д. Профессия была очень экзотическая, хотя и престижная. А сейчас каждый второй – модельер и учиться для этого необязательно. Результат, правда, налицо.
Впервые я заявил, что хочу быть не просто художником, а создавать костюмы, в 9-м классе. Заявление было дерзкое. Я даже начал что-то делать и к концу 10-го класса, наверное, половина одноклассниц советовались со мной по поводу выпускных платьев.

- А.Л: И где это было?
- В.Б: На Украине, в Днепродзержинске. Должен сказать, что это было забавно, потому что я дерзко раздавал советы. Думаю, как бы поступил сейчас… А тогда все делал, не зная законов жанра, ничего (смеется). Но мне казалось, что я знаю, как должно быть.
- А.Л: Что было после школы?
- В.Б: Я приехал учиться в Ленинград. Собственно, здесь все и началось.
- А.Л: Каким был твой первый костюм, помнишь?
- В.Б: Самый первый? Конечно, я его помню. Но это был не костюм, а предмет одежды - жилет, сшитый из коричневого дедушкиного вельветового пиджака. Дед носил его во дворе, поэтому он был выгоревший. Такой винтаж, мне нравился эффект с отливом в рыжий. Кстати, любимый дедушкин пиджак, я с трудом уговорил его мне подарить. В итоге получился почти ковбойский жилет. Сейчас я понимаю, что сшил его очень смешно. А тогда казалось… Правда, одноклассникам нравилось (смеется).
Вообще всему виной мой папа. Когда я учился в 7-м классе, он подарил мне первые джинсы, причем хорошие, Levi’s. Я понял, что мне не с чем их носить, и пошел по креативному пути - сшил клетчатую рубашку. Был настоящий ковбой.
- А.Л: (Смеется.) Ковбой «Marlboro». Скажи, ты помнишь свой первый заработок, полученный за счет моды и креатива? Когда это обозначило твою профессию?
- В.Б: Еще будучи студентом, я участвовал в разных конкурсах и на Таллиннских днях моды выиграл какой-то денежный приз. Это была не крупная, но вполне приличная сумма денег. По современным меркам, допустим, 15 000 рублей. Естественно, вложил их в следующую коллекцию – на закупку тканей. Тогда с этим было сложно. Ну, а часть прогуляли (смеется).

- А.Л: Тоже правильно.
- В.Б: Естественно, отметили победу.
- А.Л: Володя, сложно нести бремя славы короля авангардной моды? Каково это?
- В.Б: Я никогда серьезно не задумывался о том, что я - король авангардной моды. На самом деле, этот титул был честно выигран в Москве, на конкурсе «Альба Мода» в 1995 году. Очень интересный конкурс по тем временам: не студенческие работы, а молодых и вполне состоявшихся дизайнеров. В нем приняли участие Андрей Бартенев, Андрей Шаров, я, Маша Цигаль. Целая плеяда художников. Представляешь, Москва и гран-при получает петербургский художник! Настоящую корону короля авангардной моды из пластика с тумблером, который включал лампочки. Кстати, в жюри сидели серьезные люди. Я помню, приехал Дирк Биккембергс, был Сережа Шолохов, а корону мне вручала Рената Литвинова. Собрали много прессы. Но я никогда не ходил и не думал: «Я - король авангарда!» (Смеется.) Для меня это было странно. Хотя титул прижился и теперь меня везде так называют. Вероятно, отчасти это помешало работе, потому что кого-то отпугнуло: «Ой! Король авангарда. Нет, нет, нет…».
Прошли годы. Сейчас авангарда, по большому счету, нет. Время другое - не до него. И гораздо больше возможностей, удивить труднее. Честно говоря, я с благодарностью вспоминаю то время и, глядя на работы своих студентов, понимаю, что сегодня вступить в конкуренцию без поддержки нереально. Или надо быть гением, или победят деньги. Очень сложный момент. Раньше было проще. Да, борьба и конкуренция, но условия другие.

- А.Л: Другие условия и другие правила.
- В.Б: Да.
- А.Л: Вообще все было другое… Твое будущее – это, прежде всего, преподавательская работа? Я не хочу спрашивать, что ты будешь делать как король на пенсии.
- В.Б: (Смеется.) Ты знаешь, я продолжаю работать творчески, периодически оформляю спектакли, фильмы и т.п. Ну, и, дай бог, преподавание довести. Мое первое десятилетие на данном поприще завершилось. Мне кажется, я набрал опыта и стал гораздо интереснее как педагог. Профессия-то серьезная, ей нужно учиться, знать правила игры и т.д. Хочется дожить до того времени, когда кто-то из моих студентов, учеников заявит о себе звонко и громко, чтобы я мог сказать: «К этому и я приложил руку». Уже есть поводы для радости. Надеюсь, все будет нормально.
- А.Л: Есть коллекция, которая для тебя особенно важна?
- В.Б: Каждая коллекция важна. Например, в прошлом году удалось создать что-то новое, хотя я не собирался - так расположились звезды.

- А.Л: Создать коллекцию стоит немалых денег.
- В.Б: Тем не менее, получилось здорово. Для меня это и есть жизнь. Конечно, я ее планирую, но не настолько, чтобы…
- А.Л: Не «чай через неделю»?
- В.Б: Нет. План на ближайшие два года у меня есть. Я же сейчас занимаюсь разными проектами. В моей жизни присутствует телевидение. Петербургская неделя моды (St.-Petersburg Fashion Week) пригласила меня заняться сегментом молодых дизайнеров. Дела есть, не жалуюсь. О пенсии я пока не думаю. (Смеются.) Придет время, задумаюсь.
- А.Л: А у тебя есть цель, которую еще не удалось достичь?
- В.Б: Мечты, слава богу, есть. Но я не буду о них рассказывать. Не то чтобы я суеверный, но было такое, что много болтал, а затем проект не получался… Поэтому с годами я стал осторожнее. Есть проекты, о которых я могу говорить, так как уверен. А мечты оставлю себе. Если они состоятся, обязательно позову.
- А.Л: Что ж, уважаемые телезрители. Быстро пролетела получасовка. Владимир Бухинник был сегодня в нашей студии. Король авангардной моды!

- В.Б: Спасибо (смеется).
- А.Л: А также преподаватель и человек многих других талантов. Володя, спасибо тебе огромное и до новых встреч в «Синих Страницах»!
- В.Б: Спасибо. До новых встреч!

Телеканал «ВОТ!»,
«Синие Страницы»,
23 апреля 2014, 21.30
polit.pro


23 апреля 2013 -

Вам может быть интересно