«Рыцари едут за свой счет». Почему на Грюнвальде все меньше белорусов

Наука
14:50 17 июля 2017
25


В этом году реконструкторы из всей Центральной Европы столкнуться под Грюнвальдом в двадцатый раз. Они реконструируют битву, которая шесть столетий назад решила судьбу нашего региона, положила конец средневековью и начала эпоху расцвета объединенного государства Королевства Польского и Великого княжества Литовского. Почему на знаменитое поле по-прежнему едут тысячи людей из разных стран?
Попасть под Грюнвальд нелегко. В 30-ти километрах на восток бежит автодорога № 7, соединенная с деревней шоссе, однако туристы, которые едут из других направлений, вынуждены плутать по узким, хотя и живописным, районным дорогам по Дилевским холмам.
Желающим насладится поездкой на Грюнвальд по полной и увидеть инсценировку из первого ряда лучше приезжать заранее с палаткой. В день битвы пробка на деревенской дороге растянется на несколько километров.
Грюнвальд – машина времени
риезжая сюда, следует знать, что поле битвы и рыцарский лагерь разбивают не в самом Грюнвальде, где произошла битва, а рядом, под деревней Стембарк. Подъезжая, уже издали открывается гротескный вид средневековых палаток на фоне цепи припаркованных машин.
В лагере сразу видно, кто здесь хозяин, а кто – лагерная прислуга: ученик, студент или просто небогатый любитель старины. Реконструкция – хобби недешевое: мечи, шлемы, суконные и шелковые наряды спокойно могут достигать цены легкового автомобиля.
Разница в статусе никому не мешает, а, наоборот, делает Грюнвальд еще более реалистичным. В конце концов, кто-то же должен расставлять палатки, носить воду и готовить пищу в то время, как рыцари молотят друг друга железом по голове.
Хотя молодые реконструкторы, как правило, о выходе на поле могут только помечтать, иногда и оруженосцу выпадает шанс надеть доспехи, чтобы заменить раненого коллегу. Обычно же они принимают участие в битве, стреляя из лука, нося воду или присматривая за порядком.
ВИДЕО: МУЗЕЙ БИТВЫ ПОД ГРУНВАЛЬДОМ
Не у каждого реконструктора хватает желания или здоровья, чтобы стать в рыцарский ряд.
Женщины-реконструкторы играют на Грюнвальде роль швей, кухарок и гончаров.
«Я в лагере готовлю – кто-то должен делать обед, – говорит одна из девушек. –Мне не по карману быть придворной дамой – для этого нужны дорогие костюмы и украшения. Во время важнейших турниров женщины в дамской ложе одеты в шелк и меха, а мы здесь носим льняные и шерстяные костюмы. Когда-то пыталась участвовать в турнирах, но это не для меня"
Роль тех, кто не принимает участия в битве – колоссальная. Они не только болеют за своих мужей, братьев и друзей, но и оказывают необходимую помощь, без которой реконструкция была бы невозможна: подносят воду и оружие, помогают застегнуть доспехи. На боевой успех каждого рыцаря работает все братство.
Исторические инсценизации – семейная страсть, которая часто втягивает жен, родителей и детей – иногда даже три поколения. В этом году в турнирном списке участников боев на длинных мечах соперниками оказались два брата. Другому рыцарю щит подносил его отец, который только закончил битву в турнире для людей пожилого возраста. Под Грюнвальдом вид детей в домотканых рубахах – обычное явление.
И хотя кульминация Грюнвальдских дней – столкновение сотен реконструкторов в субботней инсценизации битвы, не все едут сюда ради зрелища.
«Не представляю себе летнего отдыха без Грюнвальда, хоть и не сражаюсь, – говорит реконструктор Петр. – Здесь главное – атмосфера и возможность вырваться из бешеного темпа 21-го века».
Бизнес-Грюнвальд
В магазинчике с тканями
Грюнвальдское рыцарство не хочет быть шляхтой, которая «саблю носит на веревочке». В лагере можно найти ремесленников и торговцев, которые привезли сюда необходимые для рыцарей и их семей товары.
«Мы обеспечиваем потребности в ткани, – говорит купец Кшиштоф Лобас. – Коллеги вокруг – все остальное, от ложки до оружия».
В магазинах и мастерских, которые расставленны между лагерем и Музеем битвы под Грюнвальдом, можно найти за работой кузнецов, гончаров, кожевников, сапожников, столяров, бондарей и множество других ремесленников, чьи профессии уже давно внесли в список умирающих.
И туристы, и реконструкторы могут приобрести здесь бижутерию, холодное оружие, луки и стрелы, броню, щиты, сукно, шерсть и лен на метры, или готовые костюмы.
Реконструкторам необходима также бытовая техника тех времен. В палатках торговцев можно найти котлы и котелки, кастрюли, деревянные и глиняные сосуды. Среди лагерных улочек нередко можно увидеть объявление: «Изготовлю стулья, скамьи, столы и другую мебель на заказ».
О том, сколько стоит это хобби, рассказывает белорусский реконструктор Дмитрий.
«Старший сын носит костюм за $ 100, жена – за 50. Вышиванку младшего стоила какие-то 15. Мой костюм – $ 300, а железа – мечи и другого оружия – даже не считаю», – говорит Дмитрий.
Дорогостоящее оборудование рыцари-новички могут получить ценой пота или крови: ремесленники и купцы – инвесторы наград во время бугурта.
Профессия платнер. Кто сегодня в Беларуси производит аутентичные рыцарские доспехи?
Грюнвальду нужны ремесленники, но и Грюнвальд – ремесленником. Без фестиваля найти такой рынок сбыта мало пригодных в 21-м веке вещей было бы труднее.
Для реконструктора-предпринимателя Грюнвальд – «это жизнь».
«Это целая жизнь. Это цель, к которой идешь целый год. Невозможно разделить реконструкцию и профессиональные занятия», – уверен Кшиштоф Лобас.
Реконструкторы остаются в эпохе до конца и в вопросах гастрономии: здесь пьют мало популярный сейчас хлебный квас и питьевой мед, а едят то, что нашли на Грюнвальде археологи. В лагере нет никакой картошки – ее тогда в Европе не было.
Харцерский Грюнвальд
На другой стороне поля стоят другие хоругви. Уже 46 лет лагерь здесь разбивают харцеры (польские скауты). На нынешний слет харцерских дружин на поле под Грюнвальдом приехали 1400 юношей и девушек со всей Польши.
«В слете могут принять участие не только грюнвальдские дружины из Союза польского харцерства, – говорит организатор мероприятия Моника. – Мы открыты для каждой скаутской организацию из любой страны. В этом году к нам приехал скаут из Норвегии. Должны были приехать также скауты из Молдовы и Казахстана, но нам не удалось получить дофинансирование для их поездки – а им нужно было бы проехать добрый кусок дороги».
Когда-то на грюнвальдский слет харцеров приезжали литовцы и американцы. Белорусов Моника не припоминает.
Совершеннолетние харцеры служат на Грюнвальде волонтерами – учат молодых коллег, оказывают медицинскую помощь туристам и реконструкторам во время инсценизации, убирают поле битвы и трибуны после окончания фестиваля.
Туристический Грюнвальд
Туристы – крупнейшая на рыцарском празднике группа. Туристический кемпинг находится между харцерским лагерем и полем битвы – рядом с амфитеатром и «Титаником», модерновым павильоном обслуживания туристов.
Чтобы накормить несколько тысяч гостей фестиваля, здесь стоит более ста палаток с едой, сувенирами и военными аксессуарами. Рядом находится парк развлечений и пасется рыцарский скакун. Снимок в седле – 10 злотых (около $ 2,7).
Кого привел под Грюнвальд Витовт?
О тех, кого привел с собой на поле под Грюнвальдом литовский князь, «среднестатистический поляк» знает, как правило, из фильма «Крестоносцы» Александра Форда: литовцев и татар.
Белорусские участники бугурта не соглашаются с тем, что о нас на Грюнвальде никто не говорит.
«За какие земли велась та война? – спрашивает брестский рыцарь Дмитрий. – За лесные территории языческой Жмуди. Мог ли Витовт привести со Жмуди войско, которое бы победило крестоносцев? Нет. Он привел сюда литвинов, которые разговаривали на древнебелорусском языке и жили на территории современной Беларуси. Литвины Витовта – предки современных белорусов, а не литовцев».
По словам Дмитрия, литовцы приватизировали все наследие ВКЛ не самостоятельно.
«Они получили его от России благодаря пассивности белорусских и украинских властей. У нас не говорят, что Беларусь была Великой Литвой. Литовцы не знают, что были только частью Великого княжества Литовского».
Литовская сторона не собирается поправлять свою историческую наррацию.
«В день битвы жмудины пришлют в рыцарский лагерь глашатая рассказать о великой победе Жмуди и Польши, – говорит Дмитрий. – Об остальной части ВКЛ не скажет ни слова».
Официальная белорусская сторона тоже молчит в этом деле.
«Иногда белорусские власти вспоминают, что Грюнвальд – это также и белорусская победа. На юбилей в 2010-м государство отправило на Грюнвальд рыцарей за свой счет. Но это был единственный раз. Теперь рыцари едут за свои – из Минска, например, $ 2,5 тыс. за автобус плюс виза и оплата за место на поле. Поэтому нечему удивляться, что приезжает их так мало», – говорит Дмитрий.
В среду вечером Дмитрий и его семья были единственными реконструкторами из Беларуси, которых можно было найти под Грюнвальдом. В лагере разбили свои палатки рыцари Ягайло, мазовецких и силезских князей, а также рыцари и кнехты Ордена и прусских городов. Лагеря под флагом Погони еще не было.
Несмотря ни на что, известно одно – в субботу история заново повторится: великий магистр упадет с лошади.
Пётр Яворский, Варшава – Грунвальд / ДД/ТП
http://belsat.eu/ru/news/rytsari-edut-za-svoj-schet-pochemu-na-gryunvalde-vse-menshe-belorusov

Вам может быть интересно